.
Задать вопрос

Павел-Симон Фридрихович Унтербергер (1897-1905)

Город - История - Нижегородские губернаторы XVII - начала XX веков - Унтербергер ПА(1897-1905)

ДОСТОИН ОСОБОГО ПАМЯТНИКА


Павел-Симон Фридрихович Унтербергер (1897-1905)

П.Ф. Унтербергер. Фотография А.О. Карелина
П.Ф. Унтербергер.
Фотография А.О. Карелина

В 1897 году на смену любимца нижегородцев генерал-губернатора Баранова был назначен новый губернатор, немец по происхождению, Павел-Симон Фридрихович Унтербергер. До назначения в Нижний Унтербергер служил военным губернатором Приморской области, будучи одновременно наказным атаманом Уссурийского казачьего войска. Богатырскую грудь нового губернатора украшали многочисленные награды - русские, китайские, японские и корейские ордена.

В 1871 году Павел Фридрихович в составе отряда подполковника Галафьева участвовал в защите русского консульства в Урге, позднее строил порт в заливе св. Ольги, сухопутные оборонительные сооружения Владивостока, дороги в Восточной Сибири и в Приморской области, казармы, церкви, школы. Очень уважаемым человеком был губернатор Приморья, причем, не только среди местного населения, но и у правительств сопредельных государств. Так что Нижний Новгород "получил" в губернаторы весьма достойного человека.

Вид на кремль с Волги.
Вид на кремль с Волги.

НЕМЕЦКАЯ ЛЮБОВЬ К ПОРЯДКУ

Немецкая любовь к порядку была отличительной чертой нового губернатора, а это, согласитесь, немаловажно для первого лица губернии. О нем говорили, что он был "строгий, даже до педантизма, законник и в высшей степени, даже до мелочности, осторожный человек".

Пристани на Оке. Фотография М.П. Дмитриева
Пристани на Оке. Фотография М.П. Дмитриева.

Первое же испытание, выпавшее на долю Унтербергера, показало, что этот человек может быстро и четко решить любые вопросы. В 1899 году Нижегородскую губернию опять поразила засуха. Павел Фридрихович, находящийся в то время на лечении, узнав о неурожае в Сергачском и Семеновском уездах и грозящем голоде, тут же подал рапорт министру внутренних дел Д. С. Синягину о досрочном возвращении из отпуска. Лично ознакомившись с положением дел на местах, Унтербергер немедленно обратился за продовольственной помощью к правительству. Благодаря своевременному вмешательству губернатора угроза голода миновала.

Пожарное депо на ярмарке.
Пожарное депо
на ярмарке.

А вообще-то первые годы губернаторства для Унтербергера были весьма спокойными, размеренными. Занимался Павел Фридрихович знакомыми и, надо сказать, приятными делами: обустройством города, благотворительностью, приемом именитых и не очень гостей…

В 1898 году на второй год губернаторства Унтербергера на ярмарке побывал инкогнито принц Иоанн-Георг Саксонский под именем графа Порк. Его приезд прошел как-то малозаметным, говорят, он подробно осматривал ярмарку, говорят, кто-то из любителей по его просьбе делал для него фотографии всероссийского торжища. Года через три приезжал и тоже осматривал ярмарку французский посол Бомпар, чуть не каждую Ярмарку приезжали "группы именитых афганских юношей, путешествующих по русской земле, которым показывали "мощь России"; приезжали и уезжали, осматривали и изучали и русские, и иностранцы. Во время франко-русских сближений на парадных и купеческих обедах и губернаторских раутах в Главном доме русский национальный гимн гремел вперемежку с французской марсельезой, "при чем тучная богатырская фигура Унтербергера с синей лентой через плечо появлялась среди залы рядом с единственным в Нижнем представителем французского правительства, изображавшим собой что-то вроде вице-консула Франции, Колиньоном с ленточкой Почетного легиона в петлице".

СТРОИТЕЛЬНЫЙ БУМ

Тысячный паровоз Сормовского завода. 1905 г. Фотография М.П. Дмитриева.
Тысячный паровоз
Сормовского завода. 1905 г.
Фотография М.П. Дмитриева.

…Еще в 1896 году в Нижнем Новгороде было создано общество архитекторов, после чего ежегодно устраивались архитектурно-художественные выставки с приглашением столичных мастеров. Первая такая выставка открылась 4 марта 1901 года. На суд нижегородцев было выставлено 40 архитектурных проектов и эскизов. Через год в зале Дворянского собрания состоялась вторая выставка, где, как сообщалось тогда, было "экспонировано 6 лиц, которые выставили отчасти свои академические работы, частию постройки и, в общем, возбудили общественный интерес в публике, чего нельзя не приветствовать, так как в Нижнем Новгороде особенно ярко выразился упадок строительства…". Вот этот "упадок строительства" и взялся ликвидировать Унтербергер: в городе в начале XX века начался своеобразный строительный бум: строились многочисленные заводские и фабричные корпуса, банки, здания пароходств, особняков и доходных домов купцов-предпринимателей. Очень популярен был стиль модерн, многие строения того периода украшают город и поныне (правда, зачастую требуя хотя бы косметического ремонта) - это трехэтажный корпус гимназии (пристрой к педуниверситету на ул. Ульянова), Дом трудолюбия (современное здание "Нижполиграфа" на ул. Варварской) и другие.

На сормовской судоверфи. Постройка учебного судна. 1904 г. Фотография М.П. Дмитриева.
На сормовской судоверфи.
Постройка учебного судна. 1904 г.
Фотография М.П. Дмитриева.

Многое сделал Унтербергер и для ярмарки. До 1899 года на Сибирской пристани не было даже электрического освещения, жгли керосин. В размещении товаров не было никакой системы и ни малейшего порядка: что не поместилось в амбары, сваливали под открытым небом. Когда Унтербергер, почти до болезненной слабости боявшийся пожаров, в первый раз объезжая ярмарку, посетил Сибирскую пристань, то пришел, говорят, в ужас от того хаоса, который она представляла собой. По настоянию Унтербергера при Ярмарочном комитете образована была особая комиссия для разработки вопроса о переустройстве Сибирской пристани. Комиссия с осени по окончании ярмарки приступила к работам: Сибирская пристань была разбита на участки, выработан тип несгораемых постоянных неразбиравшихся построек. Не так-то скоро пришлось дело довести до конца, и только к 1905 году переустройство пристани было закончено.

Ярмарочным общественным управлением решено было даже увековечить память Унтербергера, "благодаря энергии которого совершилось это переустройство, сооружением на Сибирской пристани особого памятника". Кстати, вопрос о сооружении памятника Унтербергеру поднимался в 1913 году в Думе, но более насущные вопросы отодвинули сооружение памятника на очень неопределенный срок.

ГУБЕРНАТОР РАСТЕРЯЛСЯ

Кроме строительства привлекала губернатора и благотворительная деятельность: он был членом 29 различных, преимущественно благотворительных, обществ: Красного Креста, Белого Креста, помогавшего нуждающимся военнослужащим, общества охранения народного здравия, общества помощи нуждающимся женщинам. И во всех перечисленных обществах губернатор платил немалые взносы. А полученные премиальные - почти три тысячи рублей - он пожертвовал в фонд поддержки увечных солдат.

Волжские пристани.
Волжские пристани.

Много хорошего можно сказать о губернаторе Унтербергере, но, "на его голову свалились" испытания, с которыми Павел Фридрихович не справился. Это при нем произошла всем известная первомайская демонстрация, описанная М. Горьким в романе "Мать". Все мы читали о бесчинствах властей при разгоне рабочих. Но на самом деле все было не совсем так, как описывал Горький. Обратимся к официальным протоколам, зафиксировавшим события столетней давности: "Когда Гавриил Михайлов вынул из кармана красный флаг, …и помощник полицмейстера Игнатьев с помощником пристава Лавровым стали отнимать этот флаг, то все без исключения участники демонстрации отбивали его кулаками и палками, причем Игнатьев и Лавров были сбиты с ног… Михайлов поднял флаг,… а Лубоцкий, защищая его, поднимал флаг руками возможно выше и в то же время черной палкой отбивал Доброхотову, а женщины с криком и визгом возбуждали мужчин сопротивляться чинам полиции… Исп.(олняющий) дол. (жность) пристава Певницкий, помощник пристава Лавров и околоточный надзиратель Баров, кроме того, были свидетелями, как Сергей Моисеев ногою ударил пристава Кевдина в живот с такой силой, что последний едва стоял на ногах".

Купец Ознобишин
Купец Ознобишин.

Когда же зачинщики беспорядков "были доставлены на гауптвахту, то Сергей Моисеев, Вульф Лубоцкий, Анна Доброхотова и Надежда Синева угрожали в будущем избить пристава Кевдина".

Читаешь эти строки, и что-то не верится, что все участники этой демонстрации вышли на улицу только с требованиями "справедливости, равенства и братства"… Большая часть демонстрантов хотела попросту помахать кулаками и, как сейчас говорят, расслабиться, этакие экстремалы с красными флагами.

А как вели себя арестованные "в суровых застенках"!… Пишет один из жандармских чинов: "Нарекания вызывались отсутствием последовательности в разрешении политическим заключенным приобретать на собственные средства те или иные продукты: запрещалось приобретать яйца, фрукты, сушеные плоды… вызывало большое волнение, предъявленное к ним требование вставать в 6 часов утра на поверку… неудовольствие заключенных вызывают обыски их всякий раз, когда они возвращались после допросов". В полицейских донесениях скрупулезно фиксируются их правонарушения: постоянные пререкания с тюремной администрацией, сопротивление ей, отказы выполнять различные правила. Дошло даже до того, что арестованный Тихомиров ударил по голове чайником с молоком заместителя начальника тюрьмы Введенского.

А по приговору суда им грозило "страшное" наказание - от одного до полутора месяцев отсидки.

Сормово. Шоссейная улица (
Сормово. Шоссейная улица
("Большая дорога").
Начало XX в.
Фотография М.П. Дмитриева.

Глядя на такие гуманные действия властей, новоявленные революционеры уже ничего не боялись. На компромиссы с властью они не шли, выступления продолжались. Весной 1905 года ситуация вышла из-под контроля. Растерявшийся губернатор доносил в департамент полиции: "На устраиваемых митингах, собраниях, вечерах, где число присутствующих доходит до нескольких тысяч, ораторами произносятся зажигательные речи, которыми население, и рабочий класс в особенности, призывается к неповиновению властям, свержению существующего правительства, к всеобщему вооружению, революции. На митингах и собраниях распространяются прокламации крайних партий, и производится сбор пожертвований на всеобщее вооружение".

Всегда четко следовавший букве закона, не допускавший даже мысли о возможности применить силу против своего народа, гуманист Унтербергер не справился с ситуацией. В ноябре 1905 года его отозвали из Нижнего и снова послали служить на Дальний Восток.

 

Поделиться с друзьями:
Логин:
Пароль:
Забыли пароль?

Регистрация


Логин:*
Пароль:*
Повтор:*
Эл. почта:*
ФИО:*
Адрес:*
Телефон:
* — обязательные для заполнения поля